Глаза боятся, руки опускаются

2 апреля 2013 года глава правительства Дмитрий Медведев подписал Программу социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года. Он заявил, что необходимо безотлагательно реализовывать эту программу. «Надо начинать работать, потому что в целом основа программы добротная», – заявил глава правительства. Но готовы ли институты власти и бизнес последовать призыву председателя правительства?

Текст: Алексей КАЗАКОВ

Очередная попытка решить проблему улучшения транспортной инфраструктуры на Дальнем Востоке была предпринята заместителем директора Департамента экономики и финансов Министерства транспорта Российской Федерации Николаем Галимовым на круглом столе «Повышение инвестиционной активности на Дальнем Востоке и в Байкальском регионе: задачи и пути их решения», состоявшемся в Совете Федерации.

«Если у нас в среднем по Российской Федерации транспорт составляет 7% в структуре валового внутреннего продукта, то в структуре валового регионального продукта на территории Дальнего Востока эта величина составляет уже от 11 до 20%. То есть роль транспорта в этом макрорегионе значительно выше, чем на территории других субъектов Российской Федерации», – заявил Николай Галимов.

По его мнению, дальнейшее развитие Дальнего Востока без развития транспортной системы, по сути дела, будет невозможным, потому что сейчас обострилась проблема ограничения по пропускным способностям основных железнодорожных магистралей, а без решения этой задачи трудно решить проблему по вовлечению новых месторождений в экономическую среду.

Он считает, что проблема развития Дальнего Востока обостряется тем, что на протяжении многих лет сюда фактически не вкладывались средства в развитие аэропортовой инфраструктуры. Это привело к тому, что большое количество аэропортов в настоящее время не соответствует сертификационным требованиям, и без проведения крупномасштабных работ по реконструкции этих аэропортов надо будет принимать решение об их закрытии. «Но тогда встает вопрос: а что делать с людьми, которые проживают в этих населенных пунктах?» – спрашивает Николай Галимов.

Исходя из того, что правительство делает акцент на развитии добывающих и обрабатывающих отраслей промышленности на Дальнем Востоке, необходимо ускоренное развитие транспортной инфраструктуры, резюмировал свое выступление представитель Минтранса.

НАДЕЖДЫ НА «ТОЧКИ РОСТА» НЕ ОПРАВДАЛИСЬ

Дальний Восток потерял 1,6 млн человек за последние годы, притом что всего там жило 8 млн человек, это население меньше, чем в Московской области.

Президентом и правительством предпринимались самые энергичные меры для того, чтобы исправить ситуацию. В частности, был реализован целый ряд крупнейших инвестиционных проектов, таких как строительство автомобильной дороги Чита – Хабаровск, и впервые наш Дальний Восток связан с остальной частью Российской Федерации автомобильным сообщением круглогодичного действия.

Был создан центр политической активности на Дальнем Востоке в связи с проведением саммита АТЭС. Построен нефтепровод Восточная Сибирь – Тихий океан. Этот проект по масштабам можно сравнить со строительством Байкало-Амурской магистрали. Он дал возможность развивать нефтяную промышленность востока страны, в частности заработали нефтяные промыслы на севере Иркутской области, в Республики Саха (Якутия). Он дал возможность начинать развитие масштабной нефтеперерабатывающей и в будущем нефтехимической промышленности на Дальнем Востоке, привел к такому резкому росту работ по созданию инфраструктуры для обслуживания нефтепровода и, естественно, для развития всего региона.

Строится железная дорога Беркакит – Томмот – Якутск, и в 2013 году она должна быть завершена. Первые поезда придут на правый берег реки Лены, напротив города Якутска. Эта стройка, о необходимости которой говорили еще с 1912 года, наконец-то подходит к завершению.

На Дальний Восток пришли крупные частные инвесторы: СУЭК, «Мечел», «Сургутнефтегаз», «ТНК-ВР», «Роснефть», «Газпром». Все это привело к тому, что на Дальнем Востоке ясно видны позитивные сдвиги. «Но в целом ситуацию переломить не удалось. Вот почему предпринимаются самые разные меры для того, чтобы все-таки сдвинуть вопросы ускоренного развития Дальнего Востока. Задачи ставятся так, что темпы роста экономики Дальнего Востока, решение социальных проблем должны на шаг вперед опережать средние по стране. Только так мы можем решить основные задачи геополитического характера», – сказал заместитель председателя Совета Федерации, член Комитета по вопросам местного самоуправления Вячеслав Штыров.

ИНСТРУМЕНТАРИЙ ВОЗРОЖДЕНИЯ

«Стратегия социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года» была утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации в декабре 2009 года. Кризис и годы, последовавшие за кризисом, не позволили в полной мере реализовать эту стратегию. Сейчас правительство и президент вновь обратили внимание на необходимость реализации основных положений этой стратегии.

В 2013 году руководством страны была поставлена задача разработать государственную программу развития Дальнего Востока и Байкальского региона. Эта программа является механизмом реализации «Стратегии социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года».

Одновременно с подготовкой государственной программы ведется работа по проекту закона «О социально-экономическом развитии Дальнего Востока и Байкальского региона». «Таким образом, выстраивается такая логика: Стратегия – документ, целеполагания, государственная программа – это механизм реализации стратегии. Но мы понимаем с вами, что государственная программа является директивой для органов государственной власти и управления, для естественных монополий и акционерных обществ с государственным участием. Но мы-то считаем, что ключевым игроком на Дальнем Востоке должен быть частный бизнес», – считает Вячеслав Штыров.

ЦЕНА ВОПРОСА

Директор сводного Департамента координации деятельности по реализации государственных программ Минвостокразвития России Леонид Лукьянов сообщил, что в 2009 и 2012 годах каждый бюджетный рубль, потраченный на инвестиционные цели на востоке страны, обеспечил приток более 4 рублей внебюджетных инвестиций. Это без учета вложений субъектов малого предпринимательства и неконтролируемых инвестиций. «При работе над госпрограммой у нас сложилось убеждение, и есть все основания полагать, что на данном этапе на каждый вложенный рубль мы можем ожидать приток не менее 5 рублей прямых внебюджетных инвестиций и не менее 2 рублей косвенных инвестиций», – уверен он.

По словам Леонида Лукьянова, для того чтобы выполнить задачу по развитию Дальнего Востока, необходимо 3,9 трлн рублей. Плюс к этому на каждый государственный рубль нужно привлечь 4-5 рублей частных инвесторов.

«Привлечение государственных инвестиций создаст около 200 тысяч высокопроизводительных рабочих мест в высокотехнологичных областях промышленности. И с учетом того, что будут они мультиплицироваться в смежных и обслуживающих отраслях промышленности, это дополнительное создание еще не менее 500 тысяч рабочих мест», – сказал Леонид Лукьянов.

Первый заместитель председателя Совета по изучению производительных сил (СОПС) Виктор Разбегин считает, что на Дальнем Востоке сложилась ситуация, когда сам по себе частный бизнес не придет в этот регион в тех масштабах, которые могут реально изменить социально-экономическую ситуацию на Дальнем Востоке.

«Я приведу только одну цифру. Вдумайтесь, 92% территории Дальнего Востока и Забайкалья удалено от путей сообщения, то есть от железных дорог, либо от автомобильных дорог с твердым покрытием больше чем на 100 километров. А 81% – больше чем на 300 километров. Это означает, что капиталоемкость любого нового производства там за счет того, что вам потребуется построить несколько сотен километров сначала железной дороги или автомобильной, возрастает кратно. Плюс к этому, естественно, ухудшающаяся миграционная ситуация и с трудовыми ресурсами. Поэтому ключ к радикальному повышению инвестиционной привлекательности Дальнего Востока находится, безусловно, в руках государства», – заявил он.

ЭФФЕКТИВНЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ ЗАШЕЛ В ТУПИК

Генеральный директор ЗАО «Международный центр развития регионов» Игорь Меламед считает недостатком программы по развитию Дальнего Востока и Байкальского региона то, что она строится по отраслевому признаку. «На Дальнем Востоке бессмысленно что-либо строить по отраслевому признаку. У нас там вообще нет отраслей, разве что кроме пищевки и лесопереработки.

Что такое авиастроение Дальнего Востока? Это четыре конкретных завода, к счастью, загруженных сегодня оборонзаказом. Им нужно расширяться и развиваться, потому что они не могут переварить этот оборонзаказ. Судостроение – это опять несколько совершенно конкретных точек, и опять же нам не надо развивать судостроение, у нас нет механизма для этого. А что нам надо развивать? Надо развивать территории, в первую очередь транспортный каркас. На этот каркас накладываются от 46 до 54 опорных зон развития», – считает он.

Игорь Меламед подверг сомнению идею создания госкорпорации в качестве вертикально интегрированной структуры. «Идея корпорации была заложена еще в первом варианте стратегии. Но в каком виде? Она задумана как идея создания большого консорциума всех заинтересованных в этом участников. То есть тех, кто занимается освоением месторождений, иностранных потребителей продукции, которую мы повезем по БАМу, железнодорожной отрасли и институтов развития. И вот этому консорциуму передать в управление концессию, всю зону БАМа вместе с месторождениями и прочими. И тогда, имея такой актив, он становится крупнейшим игроком, в том числе просто на финансовых рынках. Ему под такие активы уже просто можно получать кредиты», – считает он.

Президент Фонда развития Дальнего Востока и Байкальского региона Вячеслав Алексеев назвал длинный перечень нормативных актов, без принятия которых трудно рассчитывать на успешную реализацию стратегии и программы.

«Во-первых, у нас нет до сих пор федерального закона «О государственном стратегическом планировании». Как можно без этого закона планировать долгосрочно какие-то взаимные обязательства? Необходим закон «О федеральной контрактной системе». Этот закон позволяет совершенно по-другому подходить к оценке объекта в целом и эффективных возможностей для его эксплуатации в частности. И конечно, общий, фундаментальный закон «О государственно-частном партнерстве». Причем не только по отношению к Дальнему Востоку, а в целом по Российской Федерации он чрезвычайно важен. Мы говорим, что широкое применение механизмов и инструментов государственно-частного партнерства позволит привлечь огромные частные инвестиции на Дальний Восток. Но за этой фразой кроме того, что все хотим, чтобы было счастье, нет реальной основы. ФЗ 115 о концессионных соглашениях позволяет работать, но с большим трудом, да и то только в вопросах, касающихся развития автомобильной инфраструктуры, и не более того. И, конечно, исходя из этого уже дополнить Бюджетный кодекс Российской Федерации, который позволит обеспечить возможность осуществлять расходы по концессионному соглашению в форме платы концедента. Коцедент так же как и государство должен взять на себя эти обязательства», – считает он.

Международный экспедитор 1 (2013)

Похожие публикации


Комментариев пока нет.

Ваш отзыв

Деление на параграфы происходит автоматически, адрес электронной почты никогда не будет опубликован, допустимый HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

*

*